?

Log in

Есть вещи, которые умеешь, а есть вещи, которые хочется уметь. Моё призвание в жизни явно находится в равновесии - оно состоит из одной вещи, которую я люблю и из одной, которую умею. 

В своё время я частенько участвовала в соревнованиях по ориентированию, так вот, мне очень редко удавалось не сойти с дистанции. Это несмотря на то, что я знакома с явлениями природы, умею пользоваться картой и компасом и разбираюсь в легенде с глубокого детства (за что дедушке спасибо). До сих пор не знаю в чём беда, в конце концов, я решила, что это проклятье какое-то.

А вот недавно я смотрела тетрадочку одной пятилетней девчушки, в которой аккуратненько были выстроены наклейки с Барби и диснеевскими героями . Для меня, советского ребёнка, время Диснея наступило позже, а в дошкольном возрасте у меня тоже имелась тетрадочка, только я туда клеила карты разных стран и учила названия их столиц наизусть. Когда мне было лет пять, по телевизору показывали случившееся где-то извержение вулкана, а на следующий день, гуляя с мамой, надо же мне было наткнуться на открытый канализационный люк, откуда валил пар. На мой вопрос "Что это?" мама само собой разумеещимся тоном ответила: "Извержение вулкана!"

Травма я вам скажу! До того я загадывала на падающие звёзды получить заветные недоступные жвачки , а после - точно помню! - чтобы на свете не случалось землетрясений, цунами и извержений. После встречи с открытым люком я выучила эти слова, ага. Однако в пять лет в моём писателе было больше географа. Если бы я тогда научилась писать эти слова, поди через пятнадцать лет я бы поступала на филологию. В крайнем случае, на журналистику. А так как я нучилась это только выговаривать, хоть и сутками, позже я выбрала поступать на географию. Первая и единственная выбранная дисциплина. Всё или ничего.    

Но, как оказалось, в моём географе всё равно было больше писателя, потому что ещё раньше, уже года в четыре, я печатала рассказы про зайцев на маминой машинке. Вот тогда я и стала цитировать строчки фывапролджэ, ячсмитьбюё и йцукенг... (дальше не выговоришь). А вот сейчас я пишу в полной темноте на своей стёртой клаве, и смотреть мне не надо. Через двадцать лет я по примеру Оруэла перестала себя ломать и пытаться делать то, что мне советовали другие, а стала делать то, чего мне хотелось - писать.

В прошлом году я писала такой коктейль о разных странах, в которые направлялась одна экспедиция... Удовольствие от такой работы для меня сравнимо только с поеданием самодельной лазаньи в собственном саду. Если ещё какая звезда упадёт, я загадаю, чтобы вот эти две страсти - писать и о географии - наконец срослись. Достаточно уже разбросано камней, пора их собирать.